Масс-медиа

Интервью Сергея Трубаева для журнала inform.kharkov.ua 25.12.12

— шо тут пишут

i.: Что вдохновляет на написание текстов? Есть ли какие-то песни, посвященные женщинам? Эта тема всех всегда интересует. Как ты думаешь, почему песня «Плодово-ягодная» имеет такой феноменальный успех у женской аудитории?

 

 С.Т.: У меня замечательный вид из кухонного окна, особенно весной. Там за окном обитают многие персонажи моих песен – и слива, и абрикос, и дятел, и фауна макрорайона, и тупость, и т.д. А в безлиственные периоды ветви деревьев представляют собой эдакий импровизированный музей останков человеческой жизнедеятельности, который жильцы дома, по средневековой традиции, активно пополняют новыми экспонатами. И висящего на ветках «материала» хватит не только  на книгу какого-нибудь современного Андерсена, но ещё и поэтам останется.  Конечно, вдохновить на поэтико-песенные строки может даже и женщина. Вот из недавнего, к примеру, лирическо-ботаническое:

 

И под страстные междометия,

 

Как цветную капусту, нежно

 

Я её б разобрал на соцветия,

 

А потом бы собрал, конечно

 

Чемодан…

 

А «Плодово-ягодная», кстати, пользуется успехом, как у дамской аудитории, так и у джентльменов, которые тоже охотно подпевают на концертах, особенно букву «Я».  Наверное, люди находят там какое-то своё «Я».

 

 i.: Есть ли какая-то любимая и нелюбимая собственная песня?

 

 С.Т.: Нет такого категорического разделения песен на любимые и нелюбимые. Скорее всего, есть чаще и реже исполняемые песни, это вопрос настроения и обстоятельств. Если какая-то песня записывается или репетируется с коллективом, то поется и звучит, мягко говоря, неоднократно, в какой-то момент она просто за… певается, и от нее просто нужно отдохнуть. Несколько странна история для меня со «Звёздочкой», написанной на заре творчества. И вроде бы с тех пор накорябано песен и гораздо тоньше, и интереснее в композиционно-текстовом плане, и в качестве записи, однако по статистике скачиваний и популярности в народе она до сих пор впереди. И дело не в том, что она нелюбима мной вовсе, просто как-то странно.

 

 i.: Какими музыкантами вдохновляешься?

 

С.Т.: Думаю, нет необходимости приводить здесь весьма длинный перечень, в разное время по-разному. От классики  — до анонимной дворовой песни.

 

 i.: Ивлин Во говорил, что написать роман может каждый, если дать ему шесть недель времени, ручку, бумагу и убрать телефон и жену. Можно ли то же самое сказать про музыканта?

 

 С.Т.: Что ж, Ивлину Во можно верить, хотя он знал толк не только в написании романов, но и в общении с женой – и не всегда по телефону, ведь насколько мне известно, у него было семеро детей. Наверное, это выражение Ивлина Во применимо и к музыкантам, хотя, разумеется, у всех разные условия жизни. Я бы прибавил, что нужно еще зайти к соседу и отобрать у него перфоратор, затем зайти с этим перфоратором к другому соседу и уничтожить все звуконосители с русским рэпом, укачать соседского младенца, отключить у себя тырнет, избавиться от всех дисков с игрушками-стратегиями, объявить на время вне закона все дни рождения, свадьбы, крестины, новые года и восьмые марта… этот список можно продолжать. Лично я всему вышеперечисленному предпочитаю поездку в деревню, там быстрее в голове все раскладывается.

 

i.: У вас довольно часто меняется состав музыкантов, как это влияет на музыку?

 

С.Т.: Смена состава положительно влияет на разнообразие музыкальных решений. За время существования «Трубы» в группе играли музыканты различных направлений: и любители психодела, и новой волны, и русского рока, и джаза, и арт-рока и т.д. И всякий раз одна и та же песня звучала по-новому, тем не менее, оставаясь в своих корнях все той же.

 

i.: Как сейчас вспоминаются 90-е? Есть ли некая ностальгия за временами «Музея животных» (первая группа С.Трубаева) и «Андалузского пса»?  Или это все-таки «рок-детство»?:)

 

С.Т.: Это все же, скорее, рок-юность. Для меня они нет столь уж и далеки, эти самые веселые 90-е. В каком-то смысле они по-прежнему со мной, вот сейчас на бас гитаре у нас играет Алик Шеев, а на ударных Макатук – музыканты гремевшей в 90-х харьковской группы «Ку-Ку». В 90-х мы играли в подвалах, а теперь в этих подвалах клубы, и мы в них снова играем, только курить теперь там нельзя.

 

 i.: Были ли моменты в жизни, когда творчество действительно помогало в жизни? (не моральное и духовное удовлетворение, а что-то конкретное.. не знаю, гаишники пропустили ну.. мало ли:)))

 

С.Т.: Был как-то показательный случай, когда мы отбивались от ХТЗвских урелов в центре, и всех нас потом пригласили в обезьянник местного РОВД. И там, в ходе разбирательства, выяснилось, что один из урелов оказался поклонником моего творчества – слушал на кассетах каких-то домотканных, очень извинялись. Вот такие минуты славы — был узнан, так сказать, непосредственно в лицо.

 

i.: Ты знаешь, при игре на инструменте трубе, чтобы изменить его тембр, применяют сурдину. Чтобы изменить «тембр» концерта, какие песни или может быть анекдоты, истории из жизни группы, служат вот такими сурдинами?

 

С.Т.: Такой сурдиной очень даже может являться полстакана коньяка, а ежели случай уж слишком запущенный и публика не вполне оттаявшая – то и целый стакан. Но, как правило, наши концерты народ посещает адекватный, и вполне ловит заданный изначально тембр. Причем, как постоянные слушатели, так и те, кто приходит на концерт «Трубы» впервые.

 

i.: Под мощный глас трубы сошел Господь на гору Синай для разговора с Моисеем и передачи ему десяти заповедей: «На третий день, при наступлении утра, были громы и молнии, и густое облако над горою [Синайскою], и трубный звук весьма сильный; и вострепетал весь народ, бывший в стране… И звук трубный становился сильнее и сильнее. Моисей говорил, и Бог отвечал ему голосом» (Исход, 19:16,19).Какие заповеди у группы Труба? (кроме не «слажай» в цифре 5:))

 

С.Т.: Да пользуемся по старинке некоторыми из все тех же десяти. Был бы человек хороший, а пятая цифра – дело такое…          Пятое.